«Спираль» — переписываю мини-роман онлайн с использованием техники сторителлинга (ЧАСТЬ 1)

Маленькое предисловие: "О собственном романе я мечтаю давно... Ну, и чего так долго ждешь? Все до безобразия просто и банально. Не хватает знаний о литературных приемах и, конечно, опыта. На самом деле, копирайтер — это совершенно другое направление, не имеющее ничего общего с художественной литературой. А мечта? Год назад я познакомилась со сторителлингом. И влюбилась. Вот он шанс! Приобрела опыт при написании рассказов для собственного блога и постов в соцсеть. И вот теперь решила переписать короткий роман со своего канала на Дзен с использованием техники сторителлинга.

СПИРАЛЬ

-1-

Я единственный ребенок в семье, но не единственно рожденный. Я – тринадцатая! Это проклятие, грех, боль. Моя жизнь будет наполнена горечью до тех пор, пока я не рожу тринадцатого ребенка. Я пока не знаю, как это делается, но думаю, что разберусь.

И, да, вы абсолютно правильно поняли. Я девчонка. Малюсенькая, с фиолетовыми глазами, очень спокойная и любознательная девчонка трех недель от роду. Пока еще без имени. Мне кажется или мне не рады? Спросить не могу — мала еще, не научилась. Да что там спросить, я даже пискнуть боюсь после того скандала, учиненного моим отцом в день моего рождения. От его воплей не только стены, воздух сотрясался. Теперь я только тихонечко кряхчу, пытаясь привлечь внимание мамочки.

Тринадцатая и единственная. Долгожданный и ненужный ребенок. Потеря надежды на безоблачное будущее. Вот кто я такая!

техники сторителлинга

***

Как ни странно звучит, но я помню каждое мгновение с первого собственного крика. Чужой и неуютный мир обрушился сразу. Головокружительные запахи, режущие по ушам звуки, движение воздуха. Я все это вижу, слышу, ощущаю. Не знаю, как у остальных младенцев, но я еще не умеющая даже сидеть, не понимающая устройства этого жестокого мира, слышу голоса и запоминаю речь других людей. Не все понятно, но я разберусь. Вот только подрасту.

Вот и сейчас, дурацкий, бубнящий, с неприятной хрипотцой голос. Я бы с удовольствием поспорила, если бы могла:

– Одиннадцать сыновей и одна дочь, а вы умудрились произвести на свет тринадцатого ребенка – девку…

Слышится тихое всхлипывание. Отчаянное, безнадежное, родное. Это мамочка. Единственный человек в мире, кому я небезразлична. Но даже она боится продемонстрировать свою любовь.

Я очень люблю мамочку. Она красивая. Добрая. С грустными серыми глазами и длинной рыжеватой косой. Расчесывая волосы, она всегда тихо напевает одну и ту же грустную мелодию. Но чаще всего мамочка рассказывает страшные и жуткие сказки, когда думает, что я сплю. Это она рассказала мне об исчезнувших братьях и сестре. От нее я узнала, что принесла несчастье семье, так как должна была родиться мальчиком. Она потихоньку раскрывает тайны мира, где я родилась и где должна жить. Я уже не хочу этого.

***

Ход мыслей нарушен. Ко мне приближается лысая голова, Только спереди свисают не расчесанные серебристые пряди. Я пытаюсь понравиться этой голове, изо всех сил улыбаюсь, надуваю пузырь. Лицо злое. Ой, что сейчас будет! Сожрет? От страха я распахиваю глаза и чувствую неприятную струйку текущую под попку. Жесткие волосы больно колют нежную кожу на щеках:

— Проклятое дитя! После одиннадцати-то сыновей… Своим рождением ты навеки погубила моего сына, — голос этого человека также противен и страшен, как и его лысый череп и пучок волос подо ртом. — Карьера, положение в обществе, высокий виток — все перечеркнула никчемная девка. Принесла ад в семью. Имя твое навеки – Ада. Твой удел – деторождение на благо человечества.

Почему каждое слово этого ужасного человека причиняет мне физическую боль? Страшно. Одиноко. Тоскливо. Хочется закрыть глаза, заснуть и проснуться в мире, где меня будут любить. Несмотря на желание спрятаться, продолжаю смотреть прямо в глаза человека, давшего мне нелепое имя. Я пока беспомощна. Пока. Могу только смотреть.

— Смотрите-ка, еще и лупает глазенками, будто хочет заглянуть в душу. До нее тебе не докопаться. Нечего тебе там делать, Ада! Ад на земле ждет тебя.

Этого человека я больше никогда не видела. Чуть позже мамочка расскажет, что это был мой дедушка, отец моего отца. В принципе — он человек неплохой, справедливый, работящий. Но все ждали парня и возлагали на него надежды на будущее, а родилась я. В этом мой самый огромный грех. Но я никак не пойму, как можно проклясть родного человека. Я ведь еще маленькая девочка. Кроха.

В небольшом доме мы живем втроем. Я. Мама. И папа. Сердитое сопение папы отголосками носятся по всем трем комнатам. Он зол и недоволен. Не защитил меня перед дедушкой. Не любит? Предал? Откуда в мое головке появляются все эти мысли и слова? А может я и правда — несчастье и проклятье семьи? Несу в себе только плохое.

Спать. Очень хочется спать. Даже больше, чем кушать. Почему мамочка не кормит меня? А еще мне мокро... Засыпая, сознание малышки выхватывает еще одну фразу:

— Бедная моя, доченька. Я не буду звать тебя этим ужасным именем. Для меня ты — Адель. Мое счастье. Мое утешение. Мое солнце. Но у тебя печальная участь.

Мать осторожно меняет дочери мокрые пеленки. Пусть спит!

***

Металлический четкий шаг грубых сапог раздается, когда в окна начинает заглядывать свет от первых вечерних фонарей. Сон испаряется. Глаза открываются. Опять страшно. Кто там еще? Этот ужасный и синхронный топот добра не принесет. Боюсь пошевелиться. А уж о том, чтобы заплакать и привлечь внимание… Ну уж нет. Потерплю. Не беда, что опять мокрая. Мамочка, как только сможет — сразу переоденет. А эти сапоги может скоро уйдут, не заметив меня?

Особью трех недель от роду никто не интересуется. Обществу я пока неинтересна. Никому, кроме маленького противно жужжащего насекомого. Оно подлетело ко мне, полетало рядом и вдруг... БАЦ... резко укусило в районе правого виска. Больно. Отметина останется. Такое пятнышко есть у всех женщин. И у моей мамочки тоже. Это чип. Его вживляют, чтобы следить за женщиной, пока та не исполнит свое предназначение. Двенадцать детей — обществу. И тринадцатого — мужу.

Металлические сапоги освобождают мамочку от чипа. Она тихонечко вскрикивает. Но что значит эта мимолетная боль по сравнению с вновь обретенной свободой? Относительной «свободой». Долг выполнен, теперь можно получить профессию, чтобы служить обществу дальше. Рожать больше не надо. И мама еще молодая. Ей всего 29. Она очень плодовитая, каждый год по ребенку, начиная с 16 лет. Я последняя.

Мужской безэмоциональный голос зачитывает Постановление Совета Старейшин. Будто приговор выносят:

— Софья Степановычева полностью выполнила свой долг перед обществом Спирали и мужем. Сегодня, она освобождается от надзора путем удаления чипа. С завтрашнего дня направляется на курсы начальной подготовки. Чтение. Правописание. Счет. После тестирования на профпригодность в соответствии с навыками будет направлена на обучение для получения профессии. В связи с тем, что вами подарены обществу Спирали одиннадцать сыновей, семья остается на данном витке спирали. Совет Старейшин выражает надежду, что ваша дочь – Ада Степановычева будет также, послушна, плодовита и полезна для процветания нашего мира.

Вздох облегчения пронесся по комнате. Отец! За три недели я ни разу близко не видела его. Он не играл со мной, не брал на руки, не кормил. И я очень рада этому обстоятельству. Его эмоции бьют разочарованием и страхом. Когда он входит в комнату — внутри все сжимается, будто хочет оттолкнуть эти волны. Не хочу с ними соприкасаться ближе.

И только через десять лет я соображаю, что отец очень боялся потерять статус в обществе и скатиться вниз по Спирали. Совет Старейшин дал нашей семье шанс. Но страх всегда останется в глазах отца.

Как вы оцениваете статью?

Нажмите на звездочку для оценки!

Средний бал: 5 / 5. Количество голосов: 3

Пока голосов нет. Станьте первым!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

правилами обработки персональных данных